Мой e-mail: malpertui@gmail.com
Мой номер телефона: +38 (063) 811 97 26

«Сухой закон» 100 лет назад

Комментариев: 3

Про «сухой закон», который был принят не в США, а у нас в Российской империи, про довольно необычные обряды в наших деревнях и про то, как наши прадеды называли «чекушки» и «стопарики» читайте в данной статье.

Когда я создавал свой блог, я хотел писать в первую очередь про необычные, оригинальные мало кем поднимаемые или вообще неизвестные до этого темы. В этот раз в поисках необычных тем я отправился в свою местную библиотеку, взял там подшивку газеты «Черниговская земская неделя» за 1915 год, покопался в разных номерах этой подшивки и нашел несколько интересных статей.

Сегодня я опубликую лишь одну из них. Вначале я хотел добавить в свою статью только отрывки из «Земской недели», но потом решил опубликовать все почти так, как оно было написано 98 лет назад (плюс мои выделения, комментарии и пояснения). Слишком много забавных моментов и интересных речевых оборотов в статье, чтобы ее резать. Я старался максимально сохранить орфографию и пунктуацию, хотя разные «яти» и самые непривычные нашему слуху (и глазу) слова пришлось модернизировать или удалить.

Итак, статья про положение в селах Черниговской губернии после того, как правительству под давлением войны пришлось ввести «сухой закон» в Российской империи. Оригинальное название «Трезвость и современный быт деревни».

Дореволюционная газета

Происходящие события широким и могучим взмахом повернули колесо народной жизни в сторону великих идеалов возрождения и оздоровления нашей измученной родины. Главные цели, веками связывавшие его инициативу в деле усвоения и насаждения культурных ценностей, актом 16 июля минувшего года, разорваны окончательно, быть может даже навсегда, и по всей стране пошла неслыханная работа оздоровления проснувшейся родины. В стране происходит как бы великое заседание Суда, на котором простой крестьянский люд выносит свой вердикт, своим вековечным врагам. Главнейшему из них – водке приговор уже вынесен.

Абсолютно согласен с автором: водку может судить только Суд с большой буквы.

Какой приговор, какое влияние оказало запрещение продажи водки на нравственную, религиозную, трудовую и экономическую жизнь деревни – это можно видеть из ответов самих крестьян. В произведенной, по поручению Полтавской губ. зем. управы, Статистическим Бюро анкет, мы и находим как раз ключ к уяснению этих сторон. В выпущенной Бюро маленькой брошюрке воедино собран и систематизирован весь этот интереснейший материал, принадлежащий перу многочисленных земских корреспондентов.

Не безынтересно, поэтому, познакомить и наших читателей, хотя бы вкратце, с содержанием этих анкетных данных. На тщательно составленную и разосланную разным лицам программу, Полтавским земством, было получено 1800 сообщений, не только от отдаленных лиц, но и различных учреждений и кооперативов. Ответов, годных к разработке, признано 1791. Все эти ответы были присланы людьми разных слоев населения и разных профессий, а именно: учителями и учительницами, земскими врачами и фельдшерами, частными владельцами, священниками, псаломщиками, чинами судебного ведомства, становыми приставами, урядниками, в большинстве же случаев, казаками и крестьянами.

«Все сельское население с прекращением продажи водки вздохнуло облегчено: не видно праздношатающихся и пьяных, готовых затеять ссору, драку… Пьяницы приоделись и начали работать».

Стоило пойти в библиотеку только ради того, чтобы пополнить свой и без того не маленький запас вычурных слов еще одним перлом – «праздношатающийся».

«Население отнеслось с глубокой благодарностью: не пьющие благодарят за то, что с прекращением пьянства, прекратилось хулиганство и спокойно можно пройти ночью, я также уменьшилось воровство, которое совершалось, главным образом, пьяницами у трезвых».

Интересно, выдумки земской (читай – государственной) газеты или все-таки правда?

«С удовольствием поделюсь, говорится в одном сообщении, как с отрадным явлением, с упразднением варварского, бесстыжего обряда, во время которого публично надругивались над девичьей честью невесты. Теперь ясно, что этот грубый, циничный обряд существовал лишь благодаря алкоголю».

Невероятный, немножечко даже страшный факт! Возможно, вы думаете, что такое происходило лишь изредка, но я считаю, что информация о единичных случаях не попала бы в газету.

Достаточно мы думаем и этих сообщений для того, чтобы понять какое благодетельное влияние оказало прекращение продажи водки на нравственную сторону жизни крестьянства. Драки, ссоры, сквернословя, и скоромные песни (на последнее особенно налегают), – словом, все то безобразие, те бесчинства и озорства с которыми придержащим  властям приходилось нести борьбу всеми способами – все это незаметно исчезло, кануло в вечность.

Стоит отметить, что в оригинале было написано не скоромные (то есть, непристойные), а скромные. Хотя ни в одном словаре не нашел подтверждения, что слово «скромный» хоть когда-то одновременно использовали и в отношении пионеров, и в отношении разных борек моисеевых. Наверное какой-то распространенный просторечный вариант, который не попал в словари.

Положим, на основании этих данных, нельзя уж слишком идеализировать современную деревенскую жизнь, думать, что все плохое там исчезло. Привычка много значит в данном случае (указание на употребление денатурата, политуры и т. п. суррогатов отмечено в 243 сообщениях, что составит 23% указанных), но что в значительной мере крестьянство исправилось, переродилось нравственно, то это не подлежит никакому сомнению.

Когда было что пить, политуру использовали как средство для полировки.

Касаясь религиозной стороны, а особенно обрядовой, мы и здесь наталкиваемся на подобное явление. «В церкви — пишет один корреспондент всегда много молящихся, чего раньше не замечалось». «Мне пришлось, гласит ответ, лично наблюдать свадьбу теперь и сличить ее с прежней. Сходства нет совершенно. После церкви идут к невесте и садятся закусывать, После закуски гуляют, рассказывают, кто какие знает новости, конечно, с войны. Читают, газеты. Потом пьют чай, и кончено».

Вы наверное и так догадались, но мне так хочется что-то написать, поэтому сообщаю, что «сличать» – это сравнивать.

«Исторически сложившийся обычай пожелания покойнику Царствия Небесного за рюмкой водки, теперь происходит – по сообщению одного духовного липа, – за вкушением кути с медом».

«На поминальных обедах замечается отсутствие нищих… Праздники, а также церковные обряды, до закрытия монополии сильно уклонились в сторону языческих обрядов, теперь же по своей чинности и святости близко напоминают церковные обряды древних христиан. Подобная, своеобразная перемена произошла и в сфере общественных отношений. Все сходы, выборы должностных лиц, наем сельских старост, совершавшиеся раньше при обильном опустошении и «шкаликов», «полбутылок» и «бутылок» – теперь приняли тот степенный вид, о котором невозможно было раньше и мечтать. Особенно это спокойствие было замечено на ноябрьских сельских сходах при выборах должностных лиц сельского сословия. Выборы прошли так тихо и гладко, хорошо, что к концу схода многими было сказано: «как по маслу прошли выборы, что значит нет водки, а где водка, там подкуп, драка, вражда и озорство, а прошлые осенние сходы были такие пьяно-буйные, что корреспонденты газеты «Лубенские Отклики» несколько раз наш сход пропечатали».

Вот они ответы на вопросы, которые многих из вас заставили начать читать эту статью. Старинное названия «стопарика» – «шкалик». Шкаликом раньше меряли объем жидкости (равняется 60 миллилитрам). А «полбутылка» – это «чекушка» (так называли маленькие бутылки, вместимостью в половину обычной бутылки).

«Раньше у нас были в большом ходу общественные магарычи. Теперь ничего нет. Седой магарыч, – этот веселый и хитрый старик, – покончил свое существование. Умерь дедушка Магарыч! Магарыч исчез, аки дым».

«Довольно глубоко отразилось исчезновение монополек в области экономической.

Монополька – это или винная лавка, с помощью которой государство поставляло в село «огненную воду», или же водка, которую в этой лавке продавали.

Народ остепенился. На сбереженные средства стал покупать то корову, овцу, то какое-либо с.-х. орудие. Словом, у алкоголиков открылись теперь глаза, как многое не достигает у них в хозяйстве и как далеко, отстали они от трудовых людей в период пьянства».

«Горькие пьяницы и большие зажиточные хозяева, разорившееся на водке, после прекращения продажи водки начали исправлять разорившиеся постройки, своевременно делать пахоту земли и посевов, покупать скот, проданный раньше, и вести хозяйство надлежащим образом».

Всевозможные чайные, народные дома, читальни, библиотеки — все это еще не успело привиться в деревне, а в подобных учреждениях, как-раз и испытывается сейчас острая нужда. Не даром же, за отсутствием их, стала прогрессировать, в довольно широком масштабе, игра в карты, употребление денатуратов спирта, одеколона, лака, политуры и т. д.»

Еще одно просторечное слово в газете «денатурир», я заменил на «денатурат». Извините, что я написал этот никому не нужный факт, просто у меня испытывалась острая нужда это сделать…

Дореволюционная реклама

Наверное, в селе было проще справиться с отсутствием алкоголя. Там не было такой гипнотизирующей рекламы, как в городе.

P.S. Неужели вы поверили, что до сих пор кто-то, чтобы написать статью для своего веб-сайта ходит куда-то кроме других сайтов? Вы думаете, сто лет назад крестьяне были настолько дикими, чтобы позволять и даже поощрять надругательства над молодыми невестами? Обязательно напишите свое мнение об этой заметке и о «сухом законе» в Российской империи.

12
Оцените, пожалуйста, статью:
:(Не старалсяПойдетНеплохоСпасибо!!!
(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
  • Про невест конечно жесть написана, но что-то мне все равно не верится, что такое было. Не с нашей религией, не с советским воспитанием.
    Алкоголь конечно губителен, но не настолько все было ужасно. Пишется об этом только для того, чтобы заидеализировать ситуацию в деревнях после введения сухого закона. Даже читать смешно и нелепо!

    • Андрей

      1915 год, советское воспитание, Татьяна, Вас понял.

Телефон: +38 (063) 811 97 26
Skype: malpertui87
Я в социальных сетях: