Мой e-mail: malpertui@gmail.com
Мой номер телефона: +38 (063) 811 97 26

Один день из жизни редактора

Комментариев: 8

Один день из жизни редактора

На работу Владимир снова чуть опоздал. Не потому что проспал или был непунктуальным – не захотел давить женщин и детей (да и всех остальных, но чтобы создать большее чувство симпатии к герою я упомянул лишь нежную и маленькую половину человечества), чтобы забраться в переполненную маршрутку. Пришлось ждать следующую. Несмотря на то, что его начальница уж не раз прокрикивала, что «незаменимых людей нет», намекая именно на людей, которые занимались редактированием, Владимира ее крики каким-то образом обходили стороной. Все заметили, что он опоздал, но никто не подал виду, хотя другим, скорее всего, за это влетело бы.

Первое задание на сегодня – вычитка после проверки корректора. Редактор тоже по возможности исправляет орфографию и пунктуацию, но без корректора никак. Нельзя одновременно следить за смыслом, стилем, структурой, проверять сомнительные факты и исправлять все грамматические ошибки. Точнее можно, но или смысл, или стиль, или структура, или грамматика в таком случае обязательно пострадает.

А корректор исправил «Берестейську» унию на «Брестську» и допустил еще кучу таких ляпов. Он не знает (а может, постоянно забывает), что то, что пишут в словарях и в программах по истории – часто разные вещи. А надо ориентироваться именно на программу, причем самую свежую. Например, в программах и учебниках за прошлые годы везде писали «Осiрiс», в этом году решили, что правильно «Озiрiс». Ладно, было бы только знание истории у корректора кривое, так еще и орфография и пунктуация кривоваты: кое-что исправил верно, а где-то и сам понаделал ошибок, которые придется исправлять второй раз.

Второе задание – читка после верстки. Тут картинка «наезжает» на текст, тут неправильный перенос, тут чего-то не хватает. Можно, конечно, все исправить, выписать ошибки и отправить на доработку. Так будет чуть дольше по времени, но и по сохранности нервных клеток тоже. А можно послушать навязчивый совет-приказ начальства и позвонить верстальщику по телефону (он, кстати, в другом городе, где ему еще быть, если владелец издательства на всем экономит). Хорошее у него настроение  – послушает скрепя зубы, плохое – может и трубку бросить. Верстальщики в этом издательства они такие – тонкие чувствительные натуры. Когда сомневаются в их профессионализме – чувствуют, когда надо правильно вставить в текст картинку – нет.

Третье задание – обработка новой рукописи. Рукописями их издательство школьных учебников и пособий снабжали учителя. А ведь, как известно, учителя не делают, они учат. На этой работе Владимир в этом окончательно и бесповоротно убедился. В лучшем случае рукопись приходила в виде кусков текста в Word’e. Куски эти были без какого-либо форматирования, частично набранные вручную, частично скопированные с отсканированных и распознанных учебников, частично скопированные с разных сайтов. Причем без какого-либо рерайта.

А зачем переписывать хороший википедиевский текст? Лучше за это время слепить еще пару пособий! Школьники, они не Яндекс и не Google, проверять на уникальность, а потом банить не умеют. А деньги-то платят за количество, за качество отвечает редактор.

В худшем случае, учителя приносят рукописи в первоначальном значении этого слова, то есть что-то написанное от руки. Иногда не жалеют чуток денег и пишут на бумаге формата А4, а чаще приносят замусоленные тетрадочки с вклеенными рисунками и нарисованными от руки схемами. Редактор вроде как не должен эти замусоленные тетрадочки превращать в набранный текст, этим должен заниматься наборщик. Но наборщик часто не имеет понятия, о чем идет речь в манускриптах, часто неправильно интерпретирует закорючки педагога. Так что Владимиру и его коллегам часто приходится сверяться с «первоисточником» уже после набора.

И вот тут начинается магия. Нужно превратить кучу мусора в учебник. Стили авторов различных учебников и Википедии сделать одним. Подогнать все под самую последнюю программу по истории (смотрите выше), превратить просто текст в текст для учебника, который был бы понятен детям и помог им в обучении. Сделать нормальное выравнивание, а не через пробелы, и выполнить другое необходимое форматирование текста. Написать вступление, дополнить некоторые главы и т.д. И при этом очень желательно проверить факты в рукописи.

Корзина с мусором

Если эти бумажки выбросить в мусоропровод, они так и останутся мусором. Если отдать хорошему редактору, может получиться сносный учебник.

Какой бы ни был из учителя писатель, нельзя сказать, что он не знает своего предмета или что редактор (пусть и хорошо учившийся в школе и в университете) знает больше него. Но ведь педагог пишет по большей части не то, что знает, а тупо копирует, что написано до него. К тому же, у учителя есть уроки, внеклассные мероприятия, дружеские встречи с бывшей коллегой, а теперь директором издательства, больная мама, а у редактора – только учебники.

Первый свой рассказ Владимир написал еще в школе. И уже тогда, когда он писал не известно для кого, с ничтожной надеждой быть опубликованным (да и писал только художественную литературу), он старался описывать все факты достоверно, заглядывать в имеющиеся дома справочники, спрашивать у знающих людей. А тут такое отношение к писательскому ремеслу…

Над последним заданием Владимиру пришлось колдовать до самого вечера. В этот раз попался текст в Word’e – можно сказать, повезло. Но рукопись была по истории – большая неудача. Вначале ему нравилось редактировать исторические учебники, так как он сам довольно серьезно интересовался этим предметом. Со временем, однако, он начал понемногу ненавидеть даты (которые от главы к главе и от учебника к учебнику ПОЧЕМУ-ТО постоянно менялись) и разные франко-прусские (или франко-немецкие? Что сегодня приснится доблестным служителям Министерства образования?) войны.

Домой Владимир шел пешком. Он устал, но он доволен. Он в который раз убедился, что может писать лучше многих так называемых «авторов». В этой шарашкиной конторке его не ценят, но придет время, придет время…

P.S. Когда я работал копирайтером на контент-студию, редактор мог отправить статью мне на доработку, если я случайно пропустил один подзаголовок. И я считаю – это правильно. В Интернете, конечно, много мусора и неуважения к слову, но до некоторых издательств ему еще далеко.

Схема

До обработки редактора…

Схема

И после…

12
Оцените, пожалуйста, статью:
:(Не старалсяПойдетНеплохоСпасибо!!!
(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Бесплатная книга о SEO
  • Что тут сказать… Потому что лепим из мусора учебники, потому они сейчас такие «дубовые». Журналист, каким бы он не был классным, не знает детской психологии. Потому потом мы с ребенком дома и «переводим на детский» то, что накропали горе-учителя и оформили в учебник журналисты.
    У меня есть и педобразование, и педпрактика, и своих двоих детей воспитывала, по второму образованию — журналист, — потому знаю, что говорю.

    • Владимир

      Вообще-то я по образованию тоже педагог (я журналист только по призванию). И опыт преподавания есть, хоть и небольшой. Но Вы правы, писать учебники должны специалисты более высокого класса, со знанием детской психологии. И они должны их писать, а не лепить как коллаж из всего, что попадется под руку.
      Когда задумывал эту статью, думал сделать ее смешной. А получилось вот такое – социальная драма.

    • Это специально, чтобы без работы не оставаться. А то купите учебник, разберете его сами и педагог не нужен. Безобразие же!

  • В наших учебниках такая же катавасия. Но даже очень сознательный редактор оказывается бессилен что-то изменить. Три учебника, три автора, три даты восстания. При поступлении в институт сдаем тесты, причем среди вариантов ответов как раз эти три даты и стоят (плюс еще одна «совсем левая» для дурачков и вариант «все ответы верны» для будущих дипломатов).
    Плюнула и вместо факультета романо-германской филологии сдала документы в технический ВУЗ. Туда, где в книжках 2+2=4 независимо от года издания.

    • Владимир

      Я когда-то тоже думал на программиста поступать. Не из-за того, что нравились цифры, а потому что знал, что эта профессия может прокормить. Но у меня тогда даже компьютера не было, поэтому выбрал то, что нравилось – английский и историю, была тогда в нашем педвузе такая интересная специальность «учитель истории, английского языка и зарубежной литературы». В России, наверное, так специальности не миксуют.

      • Я из Узбекистана. 😳

        • Владимир

          ОК, буду знать, как-то на Вашем сайте об этом не успел прочитать.

  • А меня вот, кстати, иногда поражает, что когда я беру учебник в руки, мне приходится еще самой разобраться,что да как. Про детей вообще молчу. Без учительского слова, задания дети и не поймут, что делать. В самом деле, как будто налепили чего. Пойди еще сам разберись. И получается, что одни учителя составляли учебник, а другие не знают, с какой стороны к нему подобраться. И потом к учебнику еще книгу издают, о том, как этим учебником пользоваться.
    Система, как я ее понимаю, просто жуть 😡

Телефон: +38 (063) 811 97 26
Skype: malpertui87
Я в социальных сетях: