Мой e-mail: malpertui@gmail.com
Мой номер телефона: +38 (063) 811 97 26

Один день из жизни наблюдателя на выборах

Комментариев: 2

Кто в Украине должен блюсти демократию? Кто является гарантией прав и свобод простого гражданина? Кто может победить коррупцию и произвол властей? Правильно – наблюдатель на выборах. Только на этого безработного студента, на этого патриота, который одновременно состоит во всех партиях, на этого госбюджетника, который может везде пролезть и которому без подработки не прожить, и вся надежда. Что входит в обязанности этого специалиста, зачем он нужен и нужен ли вообще, должен ли наблюдатель на выборах обязательно пройти курс по выживанию при температуре минус двадцать? Вполне возможно, ответы на все эти вопросы вы найдете далее в статье.

Исполнитель: я, безработный молодой парень, который испытывает нехватку денег.

Задание: добраться до одного маленького села, проследить, как местные жители голосуют на президентских выборах, время от времени отправляя результаты их голосования через СМС, заполнить протокол и вернуться назад.

Вооружение: бэджик с печатью никому неизвестной общественной организации, моим именем, написанным мною же от руки и словом «корреспондент».

Обмундирование: двое теплых штанов, трое очень теплых носков.
Наблюдатель на выборах

Детали операции

Инструктаж и подготовка были очень короткими: я получил бэджик протокол и маленькую брошюрку, где коротко объяснялись мои права и обязанности. Туда я должен был добираться на автобусе, назад за мной должна была приехать машина. То есть как бы за мной. Планировалось, что эта машина поедет не непосредственно в мое село, а в районный центр, где заберет сразу нескольких наблюдателей. До районного центра я должен был доехать на машине, которая повезет бюллетени.

Итак, в шесть утра я уже на автовокзале, в полвосьмого на избирательном участке (в здании сельсовета). Пришел, показал свой бэдж с очень серьезным выражением лица, меня записали в наблюдатели и тут началось.

Началось пустое, нудное, долгое, очень холодное (здание не отапливалось, а на улице был январь) СИДЕНИЕ и СМОТРЕНИЕ. Вначале это сидение изредка прерывалось очень яркими и оригинальными моноспектаклями. Начинались эти спектакли одинаково: приходил дед, подходил к столу, где сидела избирательная комиссия, и пытался получить свой бюллетень. Бюллетень ему не давали, так как законом запрещено это делать, обязательно нужно предъявить паспорт, хоть в селе и все всех знают. Возможно, этот бюллетень ему б дали, но ведь присутствовал «корреспондент» с цветной печатью на бэдже, на которого то и дело поглядывали местные представители избирательной комиссии.

Этот дед (как я уже отметил, их было несколько, но они очень уж похожие, наверное, на одних актерских курсах учились и пользовались услугами одного гримера) не удовлетворив свое гражданское право, начинал представление. Иногда представление было коротким (не очень страшная, хотя и громкая угроза в адрес всей комиссии или только одного его члена), иногда подлиннее (можно было услышать целую россыпь нецензурной брани на беларусско-украинско-русском суржике и увидеть нецензурные беларусско-украинско-российские жесты). Очень позабавило, когда секретарь комиссии мне сказала, что они так делают каждые выборы, приходят, чтобы поскандалить. Ну, точно, не реализовавшие себя актеры!

Ближе к обеду меня чуть поразвлекал местный учитель – один из членов комиссии. Он сам был из города и гордо рассказал мне историю о том, как его хотели «прижать» местные школьники, но он оказался «неприжимаемым». Еще стоит упомянуть об одной пикантной детали из биографии этого учителя: его целовал один из главных кандидатов в президенты, какой именно, попробуйте догадаться сами.

Общественная организация, которая меня снарядила, кроме протокола, требовала отсылать в определенное время количество проголосовавших, что я со всей необходимой сознательностью и аккуратностью делал.

Итак, подпись в документах по прибытии, представления одного актера+байки бравого сельского учителя+отсылка через СМС трехзначных чисел + короткий обед – все это заняло час-полтора от силы. Оставалось скоротать всего лишь еще десять часов до конца голосования и закрытия избирательного участка для подсчета голосов.

Выборы в селе

Если присмотреться, меня можно заметить справа, сразу за дедом в ушанке. Я так отощал и обмерз, что практически слился с местностью.

Кстати, забавная история насчет обеда. Есть тупо в зале для голосования на глазах у всех членов комиссии и избирателей никак нельзя было. На улице в мороз тоже как-то не хотелось. Почти все члены комиссии и местные наблюдатели от кандидатов уходили с участка на несколько часов и могли поесть дома. Поэтому про обед как-то особо не думали. Все же часа в три дня открыли какую-то комнатушку, заварили чаю. Вот оно, то что поможет мне скоротать оставшееся время: чай, еда, относительно теплое помещение. Не тут-то было. Мой товарищ учитель стал постоянно туда наведываться и пить за здоровье своего кандидата с другими членами комиссии, с избирателями и вообще со всеми, кого он смог поймать возле сельсовета. Глава комиссии решил эту проблему самым разумным способом – закрыл комнату. Вместо того чтобы показать, кто главный и просто запретить ребенку есть конфеты, он побоялся детской истерики и спрятал сладости.

Когда я был наблюдателем в этом селе, я придумал себе не одного, а целых пять воображаемых друзей и вел с ними долгие интересные дискуссии. Когда я был наблюдателем на тех выборах, я научился медитировать. Когда я наблюдал за выборами президента той холодной зимой 2010, я не только вспомнил, как решаются квадратные уравнения, я научился очень быстро их придумывать и так же быстро решать. В тот день я мысленно сочинил два тома своих мемуаров и написал очень трогательную песню «Страх, боль и слезы на выборах».

Не знаю как, но я дотерпел до конца голосования и при этом довольно внимательно следил за его ходом, внес в протокол несколько незначительных нарушений, которые заметил (несколько раз очень стареньким бабушкам из-за слабого зрения помогали поставить галочку; несмотря на то, что без этого просто нельзя обойтись, такие действия запрещены).

Когда я думал, что мое задание почти выполнено, что я скоро буду дома, в теплой кровати, «вечеринка» вдруг оживилась. Когда все необходимые протоколы с подсчитанными голосами были заполнены, бюллетени запечатаны и готовы к отправке, один из местных наблюдателей вдруг заметил, что не все члены комиссии подняли руки, когда надо было и теперь все нужно распечатывать, заново заполнять кучу бумажек. Не знаю, зачем он это сделал. Может, потому что хотел показаться буквально самым крутым парнем в деревне, может потому что из своей толстой брошюры для наблюдателя запомнил только один абзац про поднятие рук, а может просто хотел, чтоб какой-нибудь голодный замерзший наблюдатель из города настучал ему по его наглой лысине.

Но он это сделал. И тут началось. Уже было десять часов, все были очень усталыми и злыми. К тому же по закону, пока не закончится подсчет мы не имели права покидать помещение, его даже забаррикадировали двумя стульями! Несчастная женщина, которая выполняла обязанности секретаря избирательной комиссии и так за сегодня заполнила миллион бумажек, сделала какую-то ошибку, пришлось снова переписывать, а потом заверять подписями всех членов комиссии и наблюдателей. Девушка, которая руководила операцией-наблюдацией и отвечала за мою отправку домой, позвонила и сказала, что я уже должен быть в районном центре, что почти все наблюдатели уже давно закончили, что скоро там будет машина, которая не станет меня ждать. Кроме этого, я узнал, что меня не собираются везти на машине с бюллетенями, на ней поедут только местные члены комиссии и наблюдатели.

Понемножку я начал приходить в бешенство. Первоначальный план спасения был таков: дать по голове самому умному наблюдателю, забить на бумажки, которые как наблюдатель я должен был подписать перед повторной запаковкой бюллетеней (и таким образом, сделать выборы на этом участке недействительными). И пойти пешком домой. Да идти километров двадцать, да на улице было минус двадцать градусов. Но вы ведь понимаете, что не это главные недостатки данного плана?

Выход я нашел. Поговорил со своим приятелем учителем, он пообещал меня отвезти в районный центр. Созвонился со своей руководительницей из общественной организации – она пообещала, что для меня и еще одной опоздавшей девушки приедет другая машина. К сожалению, самого крутого парня в деревне ни я, ни кто-либо другой из членов комиссии и наблюдателей не наказал. Что ж, не зря, он самый крутой )) Второй раз при запечатывании пакета с бюллетенями (около часа ночи), подняли руки уже все, даже те, кто еле стоял на ногах.

До районного центра мы с учителем и его друзьями докатили быстро. Там я встретился с другим горе-наблюдателем, мы дождались машину и наконец поехали в город.

Заключение

Все наблюдатели на тех выборах, насколько мне известно, выжили. Лишь некоторые получили незначительные психологические травмы. Общественная организация получила свои протоколы. Значит, можно считать, что операция была проведена успешно.

Хочу уточнить, что в этой статье местами встречаются небольшие преувеличения, возможно некоторые неточности (за три года мог что-то подзабыть), кое-где я приукрасил, но в целом, это реальная история. Лично я считаю, что наблюдатели на выборах нужны, но чтобы они более объективно оценивали происходящее на участке, лучше создать условия, чтобы они не боялись провести ночь на морозе.

12
Оцените, пожалуйста, статью:
:(Не старалсяПойдетНеплохоСпасибо!!! (Пока оценок нет)
Загрузка...
  • Владимир

    Надежда, спасибо, что оценили. Гриша как раз и полюбил мое творчество из-за вот таких от статей.
    Но эти статьи не нравятся поисковикам (по-моему, с поиска на эту статью зашли один или два человека). Я не знаю, под какие запросы их затачивать. Да и КАК это делать? Я думаю, что ключи уродуют подобные тексты, делают их неживыми.

  • Владимир, вы на высоте!
    Эти вот такие ваши статьи в таком описательно-комедийно-действительном жанре (хи-хи), когда хочется пожалеть их главное действующее лицо и самой дать по шапке тем, кто это должен делать и не делает, меня прямо подкупают и завораживают. Гениально! 😎
    Вот уж дела, когда надо что-то такое важное для народа делать, но для тебя при этом никто ничего не делает.
    Я помню, как в переписи населения участвовала, будучи студенткой. Та же ситуация почти. Признаюсь, правила немного нарушала: и с жителями болтала, чаек попивая и кушая их угощения 🙂 😈 Однажды даже пришлось переписывать семью глухонемых. Для этого мне должны были дать переводчика. Ага! Как же! Пришлось самой как-то изъясняться. Благо, опыт общения с этим народом у меня уже был. А так и не знаю, что бы делала.

Телефон: +38 (063) 811 97 26
Skype: malpertui87
Я в социальных сетях: